Загрузка...
Home Любовь Измена Свободный доступ
изменаС недавних пор МВА — не только степень в бизнесе, но и характеристика женатых мужчин: married, but available. В запутанных связях «несвободных, но доступных» разбиралась Viva-Woman.ru. «Жена — не стена, можно отодвинуть» — эту фразу я услышала двадцать лет назад, но помню до сих пор. Я изливала душу соседке, познавшей жизнь роковой красавице, хотя сегодня описала бы ее как невротичную мать-одиночку за тридцать.

Я тогда влюбилась в музыканта — старше меня на двенадцать лет, молчаливого и загадочного. Он смотрел вдаль и думал о звездах. Он был женат и недоступен. Соседка приняла мою проблему близко к сердцу. В шестнадцать лет все, исходящее из уст харизматич-ной старшей подруги, кажется святой истиной. Но идея отодвигать жену мне не понравилась. «Схема сложная, — подумала я. — Напишу-ка лучше еще один венок сонетов». И поняла, что отныне мне самой виднее.

Взрослая жизнь оказалась полной измен, И хотя в теории я готова их активно клеймить, на практике изменщики — тоже люди, иногда твои друзья. Хочется понять, что ими движет.

У нас в семье это не было принято. Как-то на вечеринке папа, испив то ли шампанского, то ли самогона, потанцевал с чужой тетей и громче обычного при этом хохотал. Получив дома по шее от мамы, он прозрел и покаялся. Больше проблем на почве веселых чужих теть не возникало. В те времена измена считалась проблемой коллектива: рассказывали, что за это можно было и партбилет на стол положить. Сегодня секс —личное дело каждого. И все чаще встречается муж-чина-МВА (married, but available) — женатый, но доступный.

Вообще МВА расшифровывается как «магистр бизнес-администрирования» — это суперпопулярная образовательная квалификация для бизнесменов. Новая трактовка дала журналистам повод для острот про «новую школу секса» или «учебу на полставки». О модной аббревиатуре говорят не только на Заподе, но и в таких странах, как Египет, например. Там женские журналы объясняют, что если муж завел себе платоническую подругу для обсуждения арабской поэзии, это скользкая тропинка — так и до второй жены недалеко.

Зов порока слышен многим. Согласно опросам, восемь из десяти пар в Британии на каком-то этапе изменяют друг другу. Что же это им дает?

«Женатые мужчины всегда боятся», — говорит Нино, неимоверной красоты грузинка, стройная, с длинной шеей и ноздрями арабского скакуна. Нино тридцать пять лет; недавно она пришла ко мне на званый ужин с другом лет семидесяти (отношения между ними так и остались для меня непонятными), и все гости мужского пола, вместо того чтобы сфокусироваться на моей ягнятине в винном соусе, из кожи вон лезли, чтобы привлечь ее внимание. Семидесятилетний друг, впрочем, ел с аппетитом.

Я спрашиваю у Нино, что заставляет мужчин изменять. «Мужчина хочет свободы. Он считает, что таким образом освобождается от уз семьи, от контроля. Но свободы он не получает. Просто из одного плена попадает в другой — плен собственного страха».

Новые технологии сделали измены и романы на стороне доступнее некуда. Один из самых популярных сайтов свиданий в Британии illicitencounters.com рассчитан именно на людей, ищущих греховных удовольствий. Когда я захожу на него, там висят около семиста «верных» мужей, еще тысячи — офлайн. Женщин намного меньше, как и на других сайтах «левака».

«Я ищу исключительно очаровательных женщин, — пишет обладатель аватара, на котором изображена фигура с обрезанной головой, явно отсканированная со страницы глянцевого журнала. — Люблю молодых дам с красивым личиком». Или вот: «Женатый бизнесмен, ищу эротических развлечений с плохими девчонками. Буду кормить, поить и растлевать». Предложение от 39-летнего Ли из графства Хэмпшир: «Я счастлив в браке, не намерен бросать жену. Мне не хватает искры, которую дает роман или флирт. Хотел бы сходить с Вами в музей или на ужин».

Настоящий бум на сайтах для тайных знакомств случился во время кризиса. Директор еще одного веб-сайта внебрачных связей, marriedandlooking.com, Дэвид Рис утверждает, что за первые шесть месяцев 2009 года его бизнес вырос на четверть.

Возможно, говорят психологи, это попытка компенсировать потерю работы. Возможно, стресс повышает уровень гормона кобелина (предупреждаю: это не настоящий гормон, я его выдумала). А возможно, у людей просто появилось время для секса на стороне.

 

Женатых, но доступных полно и на обычных сайтах знакомств. Одного такого я назвала про себя «Вуди»: уж очень был похож на кинорежиссера Вуди Аллена (кстати, изменившего жене с собственной падчерицей). Мой Вуди был очкаст, называл себя астрономом и вздыхал, что давно не любил. На вопрос о месте жительства Вуди отвечал расплывчато: мол, только приехал из Лос-Анджелеса преподавать, делит квартиру с приятелем. Было в нем что-то странное. После первого свидания он закрыл глаза рукой, воскликнул: «Прощай! Прощай!» — и бросился к перрону метро с таким драматичным видом, что я побежала посмотреть, не прыгнет ли. На втором свидании — после оперы, в ресторане — Вуди бледнел и хватался за сердце, когда я вставала из-за стола в вечернем платье. Короче, он меня сразу утомил.

Три недели подряд Вуди писал мне каждый день и наконец сознался. Письмо на четыре страницы начиналось словами: «Я женат». Затем он долго и нудно пересказывал интимные подробности, просил простить его и в знак примирения поехать вместе в Кембридж на лекцию самого известного физика мира — парализованного Стивена Хокинга. Как назло, именно в тот день я собиралась быть в Кембридже по украинским делам. Да и Хокинг не вечен. В общем, мы поехали. На лекции выяснилось, что Вуди — профессор математики, а его жена — профессор кибернетики, и что он соврал о своем возрасте. Мне очень захотелось посмотреть, кто вышел замуж за такое чудо, и я посоветовала Вуди пригласить жену на ужин в «подпольный ресторан» (модная в Лондоне тема, когда люди нанимают поваров, покупают элитное вино, а их гости вносят в копилку определенную сумму). Как я и предполагала, они были идеальной парой. Представить себе, что на кого-то из них позарится посторонний человек, я просто не могла. Профессорша пилила мужа, курила косяки и громко говорила хозяевам, что ей все равно, как их зовут.

Вскоре Вуди таки бросил жену и возобновил свидания. Если ему верить, даже съездил в Москву, где его бескорыстно полюбило бисексуальная владелица модного бутика. Наша платоническая дружба закончилась внезапно: как-то я перебрала шампанского с другом-индусом Махатмой, попросилась переночевать к живущему неподалеку Вуди, а наутро он сказал, что у него в душе веб-камера, и он видел меня голой. Его уверениям, что это была шутка, я не поверила и решила, что с таким дураком водиться не хочу. Последнее письмо от Вуди извещало, что он решил вернуться к жене. Мне кажется, Вуди и его жена — идеальная команда для дерзкого исследовательского полета на Проксиму Центавра. Среди приземленных гомо сапи-енс они себя явно не нашли.

 

На другое свидание я пошла с нигерийцем. Он был красив, как африканское божество, и умен, как Барак Обама. Его большие чувственные губы словно кричали о желании пойти со мной в оперу. Но после первого свидания нигериец пропал. На мое письмо о том, что опера ждет, ответил: мол, ищет не серьезных отношений, а легкого флирта. «Дорогой! — удивилась я. — Неужели похоже, что я хочу родить от тебя детей?» — «А! — оживился мой губастый друг. — У меня столько розных идей возникло, когда я на тебя смотрел! Давай я приду к тебе в гости с бутылкой вина, и мы эти идеи испробуем». Это насторожило, тем более что я вспомнила: фотографию свою он на сайте не разместил и номера мобильного не дал. «А давай, — предложила я, — мы это сделаем, когда ты не будешь женат». — «Хорошо», — ответил несостоявшийся Барак.

В редких случаях, правда, и супружеская верность может быть тяжкой ношей. Мой друг-индус Махатма женат уже почти двадцать лет. С будущей женой-индуской с русским именем Лена они познакомились, когда ему было двадцать, а ей семнадцать.

Махатма очень умный, успешный банкир. Но как муж — совсем не сахар. Уже после рождения первого ребенка [семья еще жила в Индии) он ударил Лену, и тесть упросил его пройти терапию по управлению гневом. Махатма преданный отец, но когда я спрашиваю о лучших моментах в его жизни, он вспоминает уик-энд в Сингапуре с какой-то юной японкой без комплексов. «Мы просто ходили на шопинг, потом шли в гостиницу, занимались сексом, и опять шопинг, секс... Я ни о чем не думал!» Из Сингапура Махатма с семьей переехал в Нью-Йорк. На Уолл-стрит возможностей было хоть отбавляй. Во время второй Лениной беременности у него даже завелась какая-то украинка. Во время кризиса Махатму уволили, и жена подала на развод.

Уже сидя на его чемоданах в ожидании грузовика, Лена с трудом произнесла: «Давай попробуем снова быть вместе — ради детей». С тех пор прошло три года. Секса между ними нет уже лет восемь.

Когда я его слушаю, хочется крикнуть: «Да сделайте же что-нибудь! Разведитесь, заведите любовников или наденьте себе на голову по мешку — и вперед!» Но Махатма ждет, пока в нем опять не проснется страсть к жене: он пообещал, А пока ест-пьет за троих и уже с трудом помещается на барном стуле.